Спецпроект о строительстве виадука в Химози

«С людей нужно было начинать,
а не со свай»

«С людей нужно было начинать,
а не со свай»

Спецпроект о строительстве виадука в Химози
Виадук над железнодорожным переездом в Химози строится третий год, а разговоры об этой стройке начались лет десять назад. Сроки окончания строительства неоднократно сдвигались, и в последний раз чиновники возложили ответственность за это на жителей, не согласившихся с условиями выкупа земли и жилых домов. В сентябре гатчинский суд начал рассматривать дела об изъятии земельных участков.

Для спецпроекта «Гатчины FM» Максим Колесников побывал в суде, поговорил с жителями и собрал всю информацию о строительстве виадука.

Максим Колесников
Виадук? Не, не слышал

Исторически так сложилось, что уже в XIX веке Гатчина стала не только пригородной императорской резиденцией, но и крупным железнодорожным узлом.

После открытия порта Усть-Луга, интенсивность движения грузовых поездов через Гатчину сильно возросла. Автомобилей тоже стало намного больше.

По информации, которую из года в год перепечатывают местные СМИ, объем транспортного потока через Химозский переезд — 30 тысяч автомобилей в сутки. По этому пути проходит 17 автобусных маршрутов — более 260 рейсов в день. При этом столь важный переезд в течение суток остается закрытым в среднем по 12 часов.

«Группа ненавистников Химозского переезда» Вконтакте создана еще в 2008 году. В группе — более 1100 участников и сотни сообщений и комментариев, наполненных бессильной злобой. Читать эти сообщения сейчас удивительно: пока чиновники обещали построить виадук, люди успели отслужить в армии и переехать, создать семью и стать родителями.
Существующая объездная дорога не спасает: чтобы попасть, например, из Больших Колпан в центр Гатчины, минуя железнодорожный переезд, нужно сделать крюк в несколько километров.

Идея строительства виадука возникла давно  (тут можно, например, вспомнить проект генерального плана 2009 года), но долгое время оставалась на уровне теоретических рассуждений. Только в последние годы грузопоток по железной дороге, пробки и недовольство жителей выросли настолько, что сама жизнь заставила областные и местные власти перевести виадук из области планов в реальность.
Этапы строительства
1
Первый — строительство объезда  (этап включал реконструкцию улиц Старая Дорога и Центральная, а также строительство временного переезда и перенос коммуникаций). Продолжительность с 2014 по 2015 год.

Этот этап был выполнен с опозданием — в августе 2015 года  (вместо марта-апреля). Исполнитель ЗАО «АБЗ-Дорстрой». Стоимость — 242 миллиона рублей.
2
Второй этап — строительство мостового перехода над железнодорожными путями. Он ведется силами ЗАО «Пилон».

В ноябре 2014 года эта строительная организация была объявлена победителем конкурса с суммой предложения в 940 миллионов рублей.

На октябрь 2016 года мостовой переход построен, ведется строительство насыпей-эстакад. Со стороны Двинского шоссе насыпь почти построена, со стороны улицы Киевской работы только начались.
3
Первоначально подразумевался и третий этап работ — переустройство двух-полосного путепровода в четырех-полосный. Но в последнее время о нем ничего не говорится.
Проблемы

С самого начала проект строительства столкнулся с трудностями.

Сначала это была нехватка денег. Проект пришлось «урезать» превратив из четырех-полосного в двух-полосный.

Потом возникли проблемы со взаимопониманием между областными властями и железной дорогой. В 2014 году  (уже после начала строительства) начался конфликт между двумя строительными организациями ЗАО «АБЗ-Дорстрой» и ЗАО «Пилон».

По этим причинам срок сдачи виадука в эксплуатацию постоянно сдвигался — чиновники сообщали местной прессе сначала 2013 год, потом 2015, затем обещали закончить к августу, сентябрю, октябрю 2016 года, и наконец, до 15 декабря 2016 года.

В этом году главной проблемой, задерживающей строительство, назвали нежелание собственников земельных участков соглашаться с предложенными условиями выкупа и компенсацией. Так объяснили последний перенос сроков — на 1 августа 2017 года.
Стоимость строительства виадука
1 миллиард и 200 миллионов рублей
Выкуп и оценка

Для нужд строительства должны быть изъяты 23 жилых дома. На компенсации их владельцам запланировано потратить 66,7 миллионов рублей. Согласно проектной документации под снос попадает также здание почты, магазин и муниципальный жилой дом.

По информации СМИ на конец августа свое согласие на расселение дал двадцать один собственник из сорока пяти. Десять объектов были готовы к сносу, а одиннадцать находились в стадии прохождения регистрации.

Впервые ситуация с выкупом частных земельных участков оказалась в центре обсуждения в прошлом году, когда строительство уже вовсю шло, первый этап готовился к сдаче и нужно было переходить ко второму. Во время совместного визита на стройку министра транспорта Максима Соколова и губернатора области Александра Дрозденко, последний заявил, что срок сдачи объекта будет зависеть от решения имущественных вопросов, а именно — от расселения гатчинцев, живущих в зоне возведения виадука.

Почему столь важный вопрос стал решаться не до, а в процессе строительства, не ясно.

Так или иначе, но с 2015 года главной темой информационных сообщений про химозский виадук стало то, как быстро удастся выселить людей с Киевской улицы и Двинского шоссе. Причем чем дальше, тем больше вина за затягивание строительства возлагалась на собственников земельных участков.
Для оценки выкупной стоимости участков была нанята фирма «Геосервис», ее специалисты летом 2015 года посетили выкупаемые участки, а в первой половине 2016 года собственники стали получать пугающе толстые  (порядка 150 страниц формата А4) отчеты. В первую очередь всех интересовала та страница, где указана сумма компенсации.

На собрании в 2015 году владельцам недвижимости обещали, что «цена будет справедливой». Ознакомившись с отчетом, собственники осознали, что справедливость у каждой стороны своя.

Валерий представляет интересы наследников одного из домов по улице Киевской. Его история начинается с грустного предисловия: «Правообладатель Евгений Роальдович в 2015 году уведомление не получал, хотя постоянно проживал по указанному адресу. Он погиб 27 декабря 2015 года. Его мать давно меня знает и поручила мне заниматься этим делом».
Валерий говорит, что он столкнулся с целым рядом ошибок в проекте предлагаемого соглашения о выкупной цене и отчете об оценке. Но на его замечания, заказчики и авторы этого документа отвечают или никак, или бюрократическими отписками.

«Можно себе представить картину — возмущенно говорит Валерий, — когда вы приходите в магазин и просите взвесить килограмм мяса. Перед вами что-то взвешивают, вы видите, что это 750 грамм и спрашиваете: почему, собственно, столько? На что вам говорят — вы, товарищ, не продавец, санитарной книжки у вас нет, а вопрос «сколько» решают люди уполномоченные. В переводе на русский это означает, что когда я обращаюсь в «Геосервис» с вопросом об ошибках в отчете — у них есть формальный повод ответить, что вообще-то не вы заказывали отчет, чтобы предъявлять претензии, и вы вообще кто? Эксперт? Оценщик? Вам дали отчет ознакомиться — пожалуйста, ознакомьтесь. Вам не нравится, как он сделан — можете оспаривать его в суде».

Ошибки, по мнению Валерия, очевидны и не требуют специальных знаний для их обнаружения. Например, он указывает, что в качестве примеров похожих объектов недвижимости при оценке были приведены дома из более низкой категории и по строительным материалам, и по месторасположению   (не город, а район).

В компании «Геосервис» претензии Валерия отвергают. Начальник отдела оценки Алефтина Балабан, с которой удалось пообщаться «Гатчине FM», сказала, что оценка была сделана корректно. «Когда мы приходили смотреть этот дом — он был заколоченный и никого там не было. Как потом выяснилось, собственник дома умер. Человек, представляющий интересы собственника, на меня начинает давить. Придумывает, начинает учить, как мне оценку делать. Я вообще не понимаю, кто это такой. На момент оценки в доме никого не было, и сейчас он не пускает сознательно, потому что дом недостроенный. Если туда приехать, посмотреть и сделать фотографии внутреннего состояния дома, то он еще меньше получит. И он что — оценщик? Я же не лезу в его работу, не указываю, что ему делать. Комитет по управлению имуществом три месяца проверял наши отчеты. Он может подать в суд, заказать свой отчет. Но он не хочет этим заниматься, он почему-то решил меня заставить сделать так, как ему надо».

Валерий настаивает: «Я не опротестовываю стоимость, я считаю, что ее не вывести до тех пор, пока нет отчета, соответствующего закону. Сделайте поправки, вот эти конкретные нарушения исправьте, и отчет будет подписан».
Стройка, тем временем, не останавливается ни днем, ни ночью. Мост, похожий на огромный трамплин для прыжков в сторону Киевской, нависает над цепочкой маленьких магазинчиков. Все двери закрыты, кроме одной. Если зайти, можно увидеть классический дачно-сельский универсам — здесь можно купить всё, но выбор мал, а цены высокие.

Продавщица не слишком разговорчива и на вопрос о перспективах существования отвечает, что соседние магазины не работают уже полтора года, и этот магазин, наверное, когда-нибудь закроется.

Под строящимся мостом, несмотря на запрещающие знаки — оживленное пешеходное движение. Геннадий, участок которого «здесь недалеко, метров пятьсот», говорит: «Моя проблема в том, что плохо ходят автобусы «четверки». Ну, а люди, которые отказываются выезжать, им, наверное, лучше сорвать с государства деньги. Я их всех скопом обозвал для себя как «тормоз», как препятствие».

Геннадий уверен, что независимо от того, кто прав, а кто нет, изменить ситуацию невозможно: «Понимаете, — говорит он — уже столько построено, все равно задавят и построят».
Дом Веры Сергеевны

Вера Сергеевна — совладелица дома по улице Киевской. Ее семья на этом месте жила с начала двадцатого века, во время Великой Отечественной войны дом был разрушен, но после войны отстроен заново. Здесь Вера Сергеевна провела детство и юность, здесь живет сейчас и здесь уже несколько месяцев готовится к переезду, пока непонятно куда.

«За все время строительства нас собрали один раз. Нам сказали — вы не беспокойтесь, мы вас не обидим, мы вам хорошие деньги дадим, рыночные, вы всё купите, что хотите.
У нас 84 метра общая площадь дома. Сорок четыре у меня  (второй владелец родная сестра Веры Сергеевны). 2 миллиона 700 тысяч — стоит такой же площади хрущевка. Хорошо, что мне сестра от своей доли часть денег выделит, а если бы нет? На два миллиона  (выделяемые в качестве компенсации), я куда должна переезжать — в коммуналку, или в район куда-то? Почему я, коренной житель города, должна куда-то уезжать?! А риэлтор, нанятый застройщиком, мне заявила — на ваши деньги можно купить трехкомнатную квартиру! Где? В старом деревянном доме и где-нибудь в районе? Где на два миллиона можно купить трехкомнатную квартиру?»
Когда Вера Сергеевна приступила к поискам квартиры, возникла дополнительная проблема — оказалось, что найти подходящую — это достаточно долгий процесс.

«Ребята, вы даете деньги — обращается она к невидимым оппонентам — и вы хотите, чтобы я за несколько дней нашла квартиру? Вы попробуйте в Гатчине найти «чистую» квартиру и переехать. Вы как с неба упали! Вы сидели пять лет, палец о палец не ударили, а теперь мы вам мешаем! Кто вам мешал раньше этим заняться? Не в стройку деньги вложить, а сначала людей расселить.

Ты же покупаешь не пустую квартиру, люди разъезжаются, у кого-то есть дети — масса всего! После Сочи, когда позволено всё, они теперь этот опыт используют как образец — можно бульдозером пройтись. Приходят: «Вы не будете возражать, если мы начнем работы по строительству стенки?». Я им говорю — у вас совесть есть? Люди еще не выехали, а вы собираетесь строить! А дальше что? Народ на себе потащит вещи? Как народ будет выезжать отсюда, когда вы тут стенку поставите?

О людях никто не думает. В первую очередь нужно было знать, что не стройка будет тяжелой, а разборки с людьми. С людей нужно было начинать, а не со свай».
«Собственники домов не понимают, что ситуация в любом случае разрешится. Другое дело, что в случае разногласий, обсуждение будет перенесено в судебную плоскость, когда дома будут признаны обязательными к расселению».
Елена Любушкина
Глава администрации Гатчинского района, комментарий для газеты «Гатчинская правда»
Дом Татьяны

Татьяна — жительница одного из домов, попадающих под снос. Ее участок был приобретен в 2004 году. Площадь 9 соток, площадь дома 136 метров. В семье четыре человека и огромный белый пес.

«Мне не повезло: только в ноябре 2011 года мы построили дом и уже в марте 2012 года мне сообщили — вы идете под снос.

Суммы компенсации обозначили только этой весной. Сказали, что деньги государственные, федеральные, и с вами будут биться за каждую копейку, поэтому вы можете чуть-чуть пободаться, но, в-принципе, у вас вариантов нет».
Татьяна вместе с мужем, тем не менее, сделали независимую оценку. Строители с ней согласились — возможно, из-за того, что сумма компенсации возросла незначительно, на триста тысяч рублей.

«Для меня оценка не была важна — говорит Татьяна — я же не на продажу дом строила. Для меня важны квадратные метры. Вот у моих девчонок по 19 метров комнаты — для меня это было важно, и конечно на эти деньги такие условия я им обеспечить не смогу. Если бы они хотели поступить с уважением к людям, то поменяли бы метр на метр.

На семейном совете решили, что купим себе двухкомнатную квартиру и однокомнатную старшей дочери. Муж сказал: «Таня, так жить невозможно, все время в ожидании, давай возьмем ипотеку и будем справляться с этой проблемой сами, уже не надеясь ни на какое государство».

Чтобы закрыть ипотеку нам не хватает примерно трехсот тысяч, придется свои вкладывать, еще ремонт — это просто страшно, даже говорить об этом не хочу.

Наши соседи уже в мае были согласны выехать, а деньги получили только пятого сентября. Так всё затягивают, а везде в прессе рассказывают, что всё из-за нас. Самое неприятное, что в автобусах люди ездят и говорят, что вот эти «зажрались» — слишком многого хотят!»

В начале октября Татьяна дозвонилась на прямую линию губернатора Александра Дрозденко — пожаловалась, что давно согласна на выкуп, но заключать с ней соглашение чиновники не спешат. Из-за этой неопределенности невозможно купить другой объект недвижимости, внести задаток — сроки выкупа могут перенести, сделка сорвется, а задаток не вернут. Губернатор на камеру рассердился: «Безобразие! Мы сейчас ведем переговоры с Минфином, чтобы они нам штрафные санкции не выставляли за срыв сроков сдачи виадука. А именно из-за того, что у нас до сих пор не оформлены земельные отношения, мы не у всех выкупили земельные участки. И мне КУГИ объясняет, что у нас остались только те, кто не согласен с оценкой, кто от нас бегает!»
Суды

В последнюю неделю сентября в Гатчинском городском суде начали слушаться дела, связанные с изъятием земли для строительства виадука.

Старт дал иск к собственнице одного из участков по улице Киевской. Как выяснилось, строительство занимает только часть принадлежащего ей земельного участка, а изъять его намерены целиком. Собственница же хочет оставить за собой часть, не затронутую строительством. Суд предложил ответчику самостоятельно разделить участок на две части, одна из которых будет впоследствии отчуждена в пользу государства.

Вторым стало дело Федора Сердюка, совладельца дома и участка по Двинскому шоссе. Федор рассказал, что участок они с супругой приобрели в 2004 году, а когда в 2008 году решили на месте старого построить новый дом, то предварительно сходили к главному архитектору города и проконсультировались — стоит ли начинать строительство? Главный архитектор, по словам Федора, их успокоил, сказал, что переживать нечего, а виадук, если и начнут строить, то участок Федора он не заденет.

И вот прошли годы, виадук строится, а дом определен под снос. Федор не спорит с необходимостью виадука, ему жаль сил и средств, потраченных на строительство «дома мечты». Поиски нового жилья он воспринимает как мучительную необходимость. «Мы объездили уже всю Гатчину и похожего дома не нашли. У нас у каждого своя спальня  (в семье трое детей), есть комната для приема гостей, все делали под себя». На предлагаемую компенсацию  (6 миллионов 200 тысяч рублей) купить подобный дом нереально — считает Федор. «Вот сейчас ездили смотреть дом. Вроде близкий к нашему, но стоит 14 миллионов».

На вопрос о планах на суд и на будущее Федор решительно отвечает: «Настроены бороться до конца!»
Текст: Максим Колесников
Редактура и верстка: Алексей Беляев
Все фотографии, если не указано иное: Максим Колесников. Фотографии с квадрокоптера: Алексей Беляев. Фото под цитатами ненавистников переезда: Google Street View. Старые фотографии из архива Веры Сергеевны. Фото Елены Любушкиной с официального сайта Гатчинского района (radm.gtn.ru)
Художник: Анастасия Батищева


Гатчина FM, 2016 год.
Перепечатка материала возможна только с разрешения редакции.
Контакты для связи: gatchina.fm@gmail.com