«Чай, например»: гатчинский учитель о фальсификациях на выборах
18 марта 2018 года
Почти все избирательные участки в России находятся в школах, а большинство членов комиссий — учителя. Многие фальсификации на выборах тоже совершают они.

«Гатчина FM» поговорила с учительницей гатчинской школы о том, как она участвовала в организации выборов, и публикует ее рассказ. По просьбе собеседницы мы сохраняем ее анонимность и не указываем номер школы.
Я работала на двух избирательных кампаниях: выборах гатчинских депутатов в 2014 году и выборах губернатора Ленинградской области в 2015 году. Кроме того, участвовала в организации праймериз Дрозденко.

Избирательная комиссия находилась в гатчинской школе, председателем был завуч.

На выборах 2014 и 2015 годов сама председатель и секретарь комиссии (тоже учитель) организовывали вбросы бюллетеней. Председатель отвлекала наблюдателя, предлагая ему чай, например. В это время секретарь подходила к урне и бросала туда пачку бюллетеней. Их количество потом сообщалось кому-нибудь из сидящих в избирательной комиссии (обычные учителя) и в конце дня, где-то в 19:50 в избирательные листы вписывались данные — за тех, кто не пришел на выборы. Соответственно, подписи за них тоже подделывали. Обычно это делалось за тех, кто по словам председателя комиссии, уже точно не придут.

Ещё до проведения выборов губернатора Ленинградской области в единый день голосования, учителей буквально заставляли голосовать досрочно. Директор и завучи назначали время, в которое всему педколлективу нужно было явиться в пункт досрочного голосования (ул.Карла Маркса, д.44 — здание администрации). Если человек не являлся в назначенное время, его вызванивали, уточняли, когда именно он придёт. Ситуация, что учитель в данный день явиться не может, даже не рассматривалась. Это заранее проговаривалось руководством школы — речь шла об обязательной явке. Перед этим директор собирал педсовет и не стесняясь агитировал голосовать именно за представителя партии «Единая Россия». Не знаю, что грозило тем, кто не пришёл бы, так как явились все. Как минимум — это мог быть выговор директора (и его негативное отношение в дальнейшем), как максимум — могли вычесть деньги из премиального директорского фонда. А зарплата учителей держится именно на надбавках, а не на стабильном мизерном окладе.

В избирательной комиссии на праймериз, помимо председателя, участвовало всего три человека. Никаких наблюдателей не было, поэтому всё делалось в открытую. В качестве проголосовавших записывали заочно своих родственников, друзей (и не важно, где они были прописаны). Приходили голосовать коллеги, которые в этот день работали в школе. А те, кто не работал, были вписаны членами комиссии самостоятельно. Вписывали даже тех, кто по каким-то причинам не дал своего согласия. Их паспортные данные смотрели в личных делах у секретаря школы. Также брали какие-то старые избирательные списки по району города и вписывали якобы проголосовавших граждан оттуда. Одна коллега, живущая в пригороде, сначала проголосовала там, а потом приехала на работу и проголосовала в нашей школе.

За работу на праймериз я получила 1000 рублей (работа комиссии тогда была с 12:00 до 20:00). За работу в другие дни, к сожалению, точные суммы уже не помню. Но тоже было около тысячи. Но и сидела я тогда не по 12 часов с 8 до 20, а отлучалась на несколько часов по своим делам. Деньги выдавала председатель. Каждому — тет-а-тет, предоставляя лист под расписку о получении денег, поэтому сколько получили коллеги — я не знаю.