«Антоха, снимай пикет!» Интервью с заявителем пикета «Он вам не Димон» в Гатчине Антоном Грачевым

Политика       25 марта 2016 года
26 марта во многих городах России пройдут митинги и пикеты с требованием расследования обвинений в коррупции, выдвинутых в фильме «Он вам не Димон» Алексея Навального в отношении премьер-министра Дмитрия Медведева. В интернете этот фильм посмотрело уже больше 14 миллионов человек.

Гатчина стала одним из немногих городов, где администрация согласовала пикет — в воскресенье в 13:00 на площади у памятника Воинам-Освободителям перед кинотеатром «Победа».

Однако потом с организатором пикета Антоном Грачевым начали общаться полиция и прокуратура, настаивая на незаконности мероприятия, а администрация прислала телеграмму о том, что выданное ранее согласование является недействительным.

Гатчина FM поговорила с Антоном и выяснила все подробности.
Почему вы подали заявку на проведения пикета?

Я посмотрел фильм Навального и увидел, что по всей стране 26 марта заявляются публичные мероприятия.

Мне захотелось сделать красивый сайт 26marta.com: карта России, на ней отмечены места митингов, а еще можно заполнить форму и распечатать уведомление, чтобы подать его в своем городе. Я делал этот сайт очень долго — не с того конца зашел, углубился в объектно-ориентированное программирование и много времени потратил. Туда заходило 60 человек в день.

А потом я подумал: как же так, я сделал форму уведомления, чтобы ее могли подать другие люди, а сам не подал?

Я люблю изучать систему управления обществом, это мое хобби, а чтобы ее изучить, нужно вступать во взаимодействие. Чтобы увидеть, как реагирует система, нужно выйти из зоны комфорта, это всегда конфликтная ситуация, только так и происходит обмен мнениями, обмен энергией.

Требование митингующих 26 марта — это требование относиться к людям с должным уважением. Слишком бросается в глаза, что закон не работает. Закон бы работал в том случае, если бы ответственность за публичное обвинение, сделанное в фильме, понесла одна из сторон: либо тот, кто обвиняет невиновного — за клевету, либо тот, кто был обвинен, если все факты подтвердятся. Неработающий закон многих раздражает.


Когда вы подали это уведомление, вы предполагали, какие могут быть последствия? Думали о возможном давлении?

Я подал заявку и был уверен, что мне откажут. Я в шахматы плохо играю, я могу на один ход просчитать свои действия, больше — не всегда получается. Я был уверен, что мне просто откажут и все. А этот отказ уже потом можно обжаловать в Гатчинский городской суд, в апелляционную инстанцию, кассационную. Я бы получил возможность дальше исследовать систему.

Но пикет вдруг согласовали. Для меня это было неожиданно.


Просто позвонили на следующий день и выдали согласование?

Да. Это было настолько буднично — у зубного врача в Гатчине сложнее попасть на прием.


Ничего не спрашивали про Навального?

В уведомлении была указана цель публичного мероприятия: «Поддержка требования расследовать доказанные факты коррупции высших должностных лиц органов власти Российской Федерации». Может быть, они даже не поняли, что согласовали.
Что было потом?

Началось давление неофициальное, на близких, в достаточно необдуманных формулировках. Я в другом свете увидел некоторых своих знакомых, которые звонили мне и говорили: «Тоха, ты хорошо подумал?».

В Гатчине мое поколение друг друга знает в лицо и по имени, я разговаривал со знакомыми людьми.


Какая у них была аргументация?

«Ты же знаешь, что все это — заказ. Чуваки, имеющие доступ к такому баблу не за просто так должность получают и попытки их подвинуть очень дорого обойдутся».

Потом люди приходили анонимно прямо домой и спрашивали: «Можно с Грачевым А.С. поговорить?» Никаких даже требований не выдвигали, не то что «сними заявку на пикет», а были просто абстрактные конспирологические разговоры.


Как отреагировали друзья и родственники?

Как и должны. Мы православные — вечно друг за друга кресты носим. Наверное, нас это сплотило немного даже. У всех под вопрос встали ближайшие планы. Но потом предостерегли от банальных и не совсем банальных ошибок, и сказали: сам разберешься.

Любой может ошибаться. Но если должностное лицо не сочло необходимым извиниться перед моей родственницей после того, как довело ее до слез, то это не очень хороший пример для других. Мы поговорили с этим человеком по телефону, он не стал отрицать, что ему сверху спустили директиву, а я ответил: ты сделал все, что должен, превзошел себя, передай начальству, что они могут дать тебе орден.


Это были какие-то угрозы?

Не хочу обострять ситуацию. Основная риторика, если обобщить: «Ты слишком буквально понимаешь закон. Это вредно для благополучия». А дальше несколько грозных аббревиатур, которые, вроде как должны защищать мое благополучие. Но я понимаю, что этим организациям есть кем заняться, кроме меня. Неприятно, когда такие вещи говорятся всуе. Это же не псы цепные — а избранные профессионалы. Да, я допускаю, что есть опричники, но я слишком мелкая фигура для них.


Желание отменить пикет у вас не возникло?

Было что-то такое после того, как я вчера утром сходил в полицию.

Мне позвонила женщина, пригласила прослушать инструктаж по безопасности на пикете. Я пришел на Красную, 5, меня встретила девушка и сказала: загляните на минуту в этот кабинет. И завела меня к какому-то начальнику.

Он сразу: здравствуйте, вы зачем проводите несанкционированное мероприятие?

Под давлением его авторитета нам пришлось долго разговаривать, он доносил свою позицию, отстаивал ее. Аргументы примерно такие: старик, мы тут закон защищаем, а про тебя нам администрация пишет, что ты хочешь его нарушить. Якобы пришла бумага в полицию: планируется несанкционированное мероприятие. То есть со стороны администрации это вообще похоже на провокацию.


Как вы считаете, администрация даже не сообщила в полицию, что сначала согласовала пикет? Думаете, это правда?

Пятьдесят на пятьдесят. Как у Шредингера. Пикет Шредингера: то ли он есть, то ли нет.

Самое неприятное ощущение, когда сотрудник полиции читает бумагу — факс, на термобумаге:

 — Пришел отказ, вам отказано в проведении мероприятия.

 — А почему вам пришел, а не мне?

 — Мы за себя отвечаем, а не за администрацию.

 — Могу взглянуть?

 — Не положено по инструкции.

 — Хорошо, а есть номер входящий или исходящий?

 — Не можем предоставить.

Должен ли я как законопослушный гражданин на это реагировать, как на законное требование?

Потом пришел заместитель прокурора. Я всегда считал прокурора более вышестоящим должностным лицом, потому что они контролируют полицию. В данном случае у меня такого ощущения не сложилось. Создалось впечатление, что они по одной директиве действуют и склоняли меня к одному и тому же результату: отказаться от проведения пикета.

В какой-то момент мне даже показалось, что к ответственности меня могут привлечь за само намерение провести пикет, а не за состоявшееся мероприятие. Я ничего не хочу сказать про нашу полицию, со мной общались корректно, но осадок остался.


Угроз не было?

Была обычная неуверенность перед людьми в форме. Сейчас это уже не кажется таким серьезным, но когда ты там сидишь, хочется поскорей уже оттуда улизнуть. Два часа это продолжалось. Они убеждали.

Потом пришел человек, говорит: я из администрации. Принес две бумаги. Одна просто отказ. Другая с альтернативным местом. Видимо, в администрации вспомнили, что нельзя просто отказывать.


Что за альтернативное место?

Внутри Городского дворца молодежи. Хотели, чтобы мы провели публичное мероприятие внутри здания. Я попросил «человека из администрации» представиться, показать удостоверение. Он этого не сделал. Тогда я отказался получать какие-то бумаги от неизвестного лица. Представители полиции написали на этих бумагах, что я с ними ознакомился, но брать отказался. И отдали администрации.

Я выслушал немало абсурдных вещей. Я говорю: у меня же есть согласование. А они: но у вас нет постановления. На ходу генерировались канцелярские доводы, которыми меня неплохо сбивали с толку.

Я прокурору все объяснил, он записал, выдал предостережение. Там написано, что выход на несанкционированный пикет является незаконным, ответственность такая-то. Но мы выходим на санкционированный пикет.

Потом вечером я получил телеграмму от администрации.
Вас все это испугало или разозлило?

Конечно испугало, это любого бы испугало. Но классики говорили: если тебе страшно — ты движешься в правильном направлении. Классиков-то уже нет, им проще сохранять верность.


Что вы ходите от пикета сейчас?

Я хочу посмотреть сколько гатчинцев придет, поведение горожан. У меня меняется взгляд на гатчинскую жизнь. То, что я хотел изначально, и что сейчас — это разные вещи. Я хочу, чтобы эта история закончилась по закону — чтобы нам дали провести согласованный пикет. Чтобы мы пришли и провели его спокойно. Чтобы там стояли полицейские и выполняли свой долг — охраняли общественный порядок. Но я сомневаюсь, что все будет по закону. Это конфликт, он сам по себе не решится. Еще я ожидаю образование социальных связей после этого мероприятия, что все друг с другом перезнакомятся.


Много людей написало вам? Вас поддерживают?

Люди стараются писать корректно, они понимают, что в такой конфликтной ситуации лучше не нагнетать. Думаю, к ним много кто прислушивается.

Сейчас я уже по-другому смотрю на фигуру того же Навального. Пока все это не началось — его действия представлялись в романтическом свете: давай, мужик, страдай, это же так круто пострадать за правду. А когда не у Навального брат сидит, а твоим родственникам звонят — ты уже думаешь, что это не так просто. Навального, наверное, надо или поддержать, или успокоить срочно. Со стороны кажется, что он еще долго протянет, но это все очень много забирает энергии. Поэтому, если вы колеблетесь, или даже поддерживаете на словах человека, но ничего не делаете — то вы лажаете.


Ссылки:

Фильм «Он вам не Димон» Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального: https://www.youtube.com/watch?v=qrwlk7_GF9g

Группа пикета в Контакте: https://vk.com/dimon_gtn


Алексей Беляев